© FCA / PSA

31 окт 2019 12:17

Новинки 313

Citrofiat, Peuromeo и Jeepopel: альянсы PSA и FCA все же решили объединиться

Концерн Fiat-Chrysler променял одних французов на других: вместо группы Renault, о слиянии с которой говорили мучительно долго, но без толку, американо-итальянский консорциум решил слиться в экстазе с альянсом Peugeot-Citroen, что ранее отвергалось, а теперь решилось буквально за пару дней. Экстаз будет выражаться исключительно в миллиардах евро.

Опубликовано официальное заявление обоих альянсов о том, что принято принципиальное решение об объединении. Совместная работа позволит промышленным группам противостоять суровым веяниям современного мира: упоминаются работы по электрификации модельного ряда, "озеленение" автомобилей и оптимизация экономической составляющей.

Будущего промышленного гиганта разделят пополам: по половине акций будет принадлежать каждой из сторон. Управлять консорциумом станут тоже в режиме 50:50: в состав совета директоров войдут по пять представителей от FCA и PSA. Однако во главе компании встанет француз – нынешний глава Peugeot-Citroen Карлос Таварес, тогда как руководитель Fiat-Chrysler Джон Элканн сохранит свою текущую должность.

Предполагается, что экономический эффект от слияния, выраженный в денежных единицах и достигнутый за счет экономии, будет исчисляться миллиардами – по разным оценкам, консорциум сможет сэкономить от 2,7 до 4 млрд евро за счет, к примеру, совместной разработки платформ и объединения сборочных заводов. Уже заявлено, что ни одно предприятие не будет закрыто. Не исключено, что сделано это под влиянием французского правительства, которое является крупным акционером PSA и уже выступило с заявлением о пристальном контроле сделки в интересах рядовых рабочих.

Создаваемый на наших глазах концерн рискует стать четвертым автопроизводителем в мире после Toyota, Volkswagen и General Motors с объемами производства до 9 млн машин в год и выручкой до 170 млрд евро. Не исключено, что объединение позволит брендам, входящим в альянс, усилить свои позиции на тех рынках, где на данный момент они слабы – например, как у Jeep в Европе.