© Влад Бахман / АвтоВести

22 окт 2019 09:58

Автокурьезы 13431

В Москве можно заправиться бензином по цене 2600 рублей за литр

Все (ну, хотя бы те, кто хорошо учился в школе) знают от Антона Павловича Чехова, что "в человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли". Столь же резонно, хотя и менее известно другое изречение классика – "В автомобиле премиум-класса все должно быть премиальным: и внешний вид, и отделка салона, и характеристики, и даже бензин". Скажем, по цене 2600 за литр.

Напомним сразу тем, кто не только Чехова никогда не читал хотя бы по диагонали, но даже и не ведает, сколько сейчас стоит литр автомобильного топлива. В Москве литр бензина АИ-92 обойдется примерно в 39-44 рубля, Аи-95 – в 42-49 рублей, а за литр самого дорогого "элитного" Аи-98 придется выложить аж 52-55 рублей. Дорого? Кому как. Некоторым и по 2 662 рубля за литр – нормально.

Откуда такая несусветная цена? Поясним. Некоторое время назад АвтоВести сообщали о судебном иске на 1 млрд рублей, поданном ООО "Флай авто" – компанией, занимающейся сдачей в аренду автомобилей премиум-класса – к Фонду борьбы с коррупцией Алексея Навального. В иске утверждалось, что бизнес понес серьезные потери в результате массовых шествий (предположительно организованных фондом), которые состоялись в столице июле-августе сего года – как репутационные, так и фактические (упущенная выгода, нанесенные автомобилям повреждения и тому подобное).

Что сразу обратило на себя внимание и вызвало недоумение экспертов и журналистов – это сумма в 17,3 млн рублей на дополнительное топливо, понадобившееся из-за изменения маршрутов при подаче автомобилей клиентам и их возврате в парк. Вопросы на сей счет тут же возникли и у Московского арбитражного суда, куда был подан иск.

И вот несколько дней назад суд вернул данный иск его подателю, компании "Флай Авто" – об этом в соцсети сообщил начальник юридической службы ФБК, приложив копию судебного определения на сей счет. В документе истцу предлагается документально подтвердить суммы убытков по ряду статей – в частности, доказать, что в парке компании насчитывается более 60 автомобилей, что в дни проведения акций эти машины были заказаны клиентами и что какие-то заказы пришлось отменить, а также предоставить первичные документы, подтверждающие расход ГСМ на 17,3 млн. руб.

И вот это, на наш взгляд, самое интересное. Если в течение полутора месяцев истец никак не скорректировал эту цифру из-за возможной ошибки, то, стало быть, он в ней не сомневается. Но что подсказывает элементарный расчет, который не способен произвести разве что двоечник, не знакомый не только с творчеством Чехова, но и с базовой арифметикой? Итак, в иске фигурируют "более 60 автомобилей". Ну, пусть их будет 65, и они все сразу нуждались в полной дозаправке. Делим 17,3 млн на 65, получаем 266 154 рубля на одну машину. Верно? Верно. Предположим, что у этой машины бензобак на 100 литров  – как у Mercedes-Benz S-Класса, к примеру. У этого же автомобиля средний расход топлива может достигать 14 л на 100 км, то есть бака явно хватит по меньшей мере километров на 600-700, а этого более чем достаточно для любого маршрута объезда в пределах даже столь большого города как Москва, верно? Снова верно.

При этом предполагается, что под ГСМ подразумевается именно топливо, а не еще и масла и прочие жидкости, потому как если в автомобиль помимо бензина перед каждым выездом требуется заливать литры, а то и тонны масла, то грош цена такому "премиальному" автомобилю.

Остается лишь еще одно простейшее арифметическое действие: делим 266 154 (средняя стоимость заправки одной машины, если верить сумме иска) на 100 (емкость бака в литрах) и получаем цену одного литра топлива округленно 2 662 рубля. Даже для Аи-98 дороговато, верно? Да уж куда вернее – примерно раз в 50. Наверное, где-то Москве есть АЗС, где премиальные автомобили заправляют по таким премиальным ценам – буквально по Чехову, но известно о ней только тем, вероятно, кто плохо учился в школе. Или просто с детства привык обманывать.

Отметим особо, что мы не вдаемся в политику. Если ФБК будет признан виновным по этому (скорректированному по требованию суда) или другим поданным искам, пусть отвечает про закону, чтобы впредь неповадно было его нарушать. Но искажение фактов – не лучший способ добиться торжества закона. Мы об этом.