© АвтоВести

9 апр 2014 11:11

Автопром 2544

Прохоров: "Ё-мобиль" можно построить при изменении ситуации в стране

Автор одного из самых громких проектов в отечественном автопроме, Михаил Прохоров, считает, что довести создание "Ё-мобиля" до конца все-таки можно, но при определенных обстоятельствах. Команде "Ё-авто" удалось создать новую концепцию электрической трансмиссии.

Автор одного из самых громких проектов в отечественном автопроме, Михаил Прохоров, считает, что довести создание "Ё-мобиля" до конца все-таки можно, но при определенных обстоятельствах. Команде "Ё-авто" удалось создать новую концепцию электрической трансмиссии. 


Проект "Ё-мобиля" можно было
продать за 350 млн долларов...

"Я хочу сказать, что для меня это был такой личный и очень эмоциональный проект. Я начинал его для того, чтобы преодолеть апатию, которая у многих наших граждан существует, что мы, кроме нефти и газа, ничего не можем сделать. И вот, несмотря на скепсис, несмотря на то, что нас подводили и западные партнеры, в рамках этого проекта нам удалось сделать машину, которая абсолютно реальная, которая не имеет аналогов и которую мы показали нашим гражданам", - сказал Прохоров в эфире радиостанции "Вести ФМ".

По его словам, были разработаны новая концепция электрической трансмиссии, которая работает на суперконденсаторе, и элементы композитного кузова, не имеющие аналогов в мире.

"И мы подошли фактически к тому моменту, когда можно было бы начать производство автомашин, но прошло два условия, при которых нам, собственно, пришлось сильно задуматься. Первое - это изменение экономической ситуации в нашей стране. Вы все знаете, что происходит - падение авторынка на 20%, что и "АвтоВАЗ", и завод Ford увольняют сейчас рабочих, переходят на неполные смены, это общая экономическая ситуация, которую нельзя очевидно отрицать", - пояснил Прохоров.

Миллиардер также добавил, что по объективным причинам не было возможностей производить такую машину. Зато была возможность продать проект западным или китайским производителям за сумму более чем 300 млн долларов. Однако бизнесмен решил оставить все в России.