© ВГТРК

13 окт 2009 14:05

Аналитика 155

Автомобильный рынок глазами автомобильных экспертов

Будут ли россияне покупать автомобили в кредит? Сколько еще продлятся спецакции и скидки на новые автомобили? Нащупал ли рынок "дно"? Ведущий радиостанции "Вести FM" беседовал на эти темы с автомобильными экспертами - Дмитрием Ерохиным и Артемом Лаврищевым.

Кузичев: Я приветствую в студии радиостанции "Вести ФМ" Артема Лаврищева, аналитика инвестиционного банка "КИТ финанс". Артем, добрый день.

Лаврищев: Добрый день.

Кузичев: И сегодня с нами также генеральный директор компании "Центр автомобильного кредитования" Дмитрий Ерохин. Дмитрий, добрый день и вам. Тема кредитования будет, пожалуй, ключевой, по крайней мере, для первой части нашей беседы. Я слышал краем уха от людей (что бывает более показательным, чем выкладки экспертов, аналитиков), но и от экспертов, что у нас вроде как оживилось автомобильное кредитование. И пытаюсь понять: а) С чем это связано, если это так? И б) Так ли это?

Ерохин: На мой взгляд, это связано с тем, что люди устали жить в кризисе. Существует отложенный спрос, и тем, кто не смог купить машину в 2008 году или в 2009 году, в начале планировал поменять свой автомобиль - осень как раз предоставила хорошую возможность для этого…

Кузичев: Не осень, а банки, наверное.

Ерохин: Банки являются проводником условий.

Кузичев: Осенних настроений.

Ерохин: Осенних настроений. Безусловно, банки предложили более удобные условия, снизились.

Кузичев: А почему? Они что, перестали бояться банков?

Ерохин: Снизились требования к размерам первоначального взноса.

Кузичев: До 15%.

Ерохин: Да, упали.

Кузичев: С 30.

Ерохин: И снизились процентные ставки. Банки не перестали бояться, просто у банков появилось чуть больше денег, и банки хотят деньги раздавать для того, чтобы зарабатывать. Соответственно, никакого другого условия, кроме как снижать требования кредитования, у банков нет. При тех требованиях кредитования, которые у банков были на волне кризиса, достаточно большое количество людей отказалось от идеи покупки машины в кредит, потому что считали для себя это просто неразумным. Сегодня условия, которые предоставляют банки, достаточно близки к тем, которые были до кризиса, и поэтому и количество покупок автомобилей в кредит в том числе начало увеличиваться.

Кузичев: И все же объясните мне, условия банков теперь (по крайней мере, в части, касающейся выдачи автомобильных кредитов) близки, вы сами сказали, к тем условиям, которые были до кризиса. Косвенно подтверждается тем самым, что а) был кризис, б) он продолжается (я точно знаю). Понятно, что, как вы сказали, люди устали жить в кризисе. Но если бы все решалось так просто, и борьба с кризисом была только освобождением от усталости – все было бы гораздо проще. Но не только же усталость в этом смысле помогла, вернее, заставила банки пойти на такие условия?

Ерохин: Ну естественно. Потому что изначально бюджет, который закладывался в России, был рассчитан с учетом достаточно низкой цены на нефть. Сейчас она выросла, и государство, соответственно, уже начинает пересматривать свои расходы, и все это позитивно сказывается на ожиданиях инвесторов, ожиданиях потребителей по поводу дальнейшего будущего страны. Население начинает куда-то распределять свои доходы. Раньше они – когда кризис только начинался – старались как можно больше их сохранять и вкладываться в валюту. Сейчас мы видим, что рубль укрепляется, соответственно, люди понимают, что от валюты, может быть, стоит избавиться, пойду лучше куплю автомобиль. Кроме того, государство, правительство наше улучшили условия по государственной программе автокредитования. Они, во-первых, расширили список, подняли порог с 350 тысяч до 600 и, соответственно, снизили вот этот порог по первоначальному взносу с 30% до 15. Кроме того, у нас снижается ставка рефинансирования, она составляет 10%, а, согласно программе кредитования, рефинансируется государством 2/3 ставки, то есть потребителю остается заплатить порядка 8-10% в зависимости от условий банка.

Кузичев: Понятно.

Ерохин: Поэтому есть спрос.

Кузичев: А вот скажите, вы перечислили целый комплекс мер, условий и всего прочего, а если остановиться поподробнее на программе льготного автокредитования… Следует ли признать ее удачной? Мы приводили друг другу  в пример немецкий опыт, который был, конечное, фантастический. То есть все падали, а Германия не просто не падала, а росла. Деньги кончились, и сейчас Германия прекратила эту передовую технологию по…

Ерохин: Выдаче кредита.

Кузичев: Нет, там не кредит, возвращение 2,5 тысяч евро за сданную машину и так далее. Закончились деньги, но, тем не менее, результаты этого опыта были потрясающими. Можно ли оценить нашу программу уже хоть как-то?

Ерохин: Объем этой программы не очень большой. Я сегодня специально на Минпромторге посмотрел последние данные. На 1 октября было выдано 38,800 кредитов на покупку автомобилей согласно этой программе. С учетом того, что у нас в месяц в России продается порядка 200 тысяч машин, эти не очень большие. Но тут стоит учесть тот факт, что реально программа заработала только ближе к лету. Потому что пока согласовывали все детали, пока банки поняли механизм, программа набрала обороты, наверное, только к концу августа. И сейчас постепенно начинается спрос со стороны потребителей и, наверное, к концу года все-таки мы увидим какой-то рост с точки зрения выдачи объемов по кредитам.

Кузичев: Рост, безусловно, увидим. Но, тем не менее, вы правильно заметили: грядет конец года, и естественно, это хороший повод оценить этот наш первый (я надеюсь, единственный) год кризиса. Мы весь этот год провели в кризисе. Мы жестко упали, я имею в виду, именно автомобильный рынок, жестоко и жестко. Понятно, что сейчас происходит какое-то оживление. Вот если сейчас прогнозировать, понятно, что у нас нет сейчас точной статистики, данных, но если прогнозировать обобщающую статистику конца года, какая будет статистика по авторынку у страны?

Ерохин: Сейчас за 8 месяцев продажи автомобилей упали на 51-52%. У "АвтоВАЗа" динамика немножко улучшилась с учетом мер поддержки, с учетом того, что это самый дешевый автомобиль у нас на рынке - он упал на 42%. С учетом того, что в прошлом году продавалось порядка 2-3 миллионов автомобилей за весь год, в этом году мы ждем порядка 1,4-1,5 миллиона машин. Но это падение все равно порядка 55%.

Кузичев: То есть около 55% рынка к концу года мы сможем констатировать.

Ерохин: Схлопывание рынка в два раза, по сути.

Кузичев: В два раза.

Лаврищев: По данным автосалонов, падение рынка прекратилось где-то в мае, а рынок вышел на уровень 2006 года.

Кузичев: Падение рынка прекратилось в мае?

Лаврищев: Да. То есть вот тот объем, про который говорит коллега (объем продаж автомобилей сократился в 2 раза), был достигнут в мае. С тех пор объем продаж автомобилей не растет и не падает, а, по мнению представителей автосалонов, это дно. И дальше вопрос только в том, когда начнется увеличение объемов продаж автомобилей. По оценкам опять же представителей автосалонов, скорей всего, это будет весна будущего года. Тогда уже будет точно понятно, что происходит с экономикой. И вот этот отложенный спрос, про который я говорил, достиг некоего максимума для того, чтобы превратиться в реальный спрос, который выплеснется на рынок. И плюс программы кредитования, на мой взгляд, к этому времени станут еще более либеральными, что также приведет к тому, что покупаемость автомобилей будет увеличиваться.

Кузичев: Я думаю, что мы обязательно подведем итоги в конце года. Одно из самых популярных словечек, конечно,  этого года – слово "дно", причем с вопросительным знаком. Да одна из самых популярный шуток - это насчет…

Ерохин: Получив второе дно в подарок.

Кузичев: Нет, что снизу постучали. Это я к словам Дмитрия о том, что мы нащупали дно. Скажите, пожалуйста, возможно ли вот это падение каким-то образом расчленить на составляющие? Условно говоря, в каком сегменте падение было наиболее заметным, какой сегмент менее всего пострадал, какой, наоборот, вышел, возможно, парадоксальным образом победителем из всей этой чудовищной ситуации?

Ерохин: Знаете, я смотрел цифры. Если разделить общий объем продаж на несколько сегментов, это и сегмент эконом, сегмент среднего класса и премиум сегмент. Так вот, меньшее падение мы наблюдаем в премиум сегменте. Потому что все-таки люди, которые покупают машины премиум-класса, соответственно, люди обеспеченные и менее подвержены кризису. Их доходы, наверное, тоже упали, но они смогли их сохранить, потому что все-таки, когда у вас невысокая зарплата, невысокий доход, любая потеря очень значима для семейного бюджета. Соответственно, наибольшее падение наблюдалось именно в эконом сегменте, потому что он последние годы рос (дешевые кредиты двигали рынок наверх).

Кузичев: Продолжаем разговор. Как обычно во время паузы наши гости пытаются сказать все самое интересное. Но я, друзья, скажу вам честно, не стал слушать, потребовал, чтобы все это они рассказали в эфире. Итак, Артем Лаврищев и Дмитрий Ерохин в студии радиостанции "Вести ФМ", беседу ведет Анатолий Кузичев. Сначала Артем. В эфире он говорил о том, что все будет хорошо, а вот как только наступила пауза, сказал: да нет, я ожидаю такого падения...

Лаврищев: Нет, на самом деле ведущий лукавит. Я думаю, что, возможно, в сентябрьских данных, которые выйдут на днях, мы можем увидеть какое-нибудь падение – минус 57-60%. Вот "АвтоВАЗ" опубликовал первые цифры - в сентябре они продали 29 тысяч машин – это даже немножко хуже, чем было в августе, хотя, в принципе, были ожидания, что осенью будет лучше. То же самое наблюдается и, допустим, у "Фольксвагена", который опубликовал цифры за сентябрь. С учетом этой динамики многие дилеры продляют спецакции по продажам либо до конца сентября, либо до конца октября, либо до конца года. К этому их толкает то, что машины продаются плохо.

Кузичев: По этим спецакциям, я понял, косвенно можно отследить плохие продажи машин.

Лаврищев: Да.

Кузичев: Мне кто-то рассказывал: любая спецакция из чего состоит. Есть некая цена, предположим, N. Накануне спецакции цена превращается в N+2 или 2N. Во время спецакции мы делим 2N на 2 и получается спецакция, купи там некую... будь то пальто, шуба, рубашка или машина по специальной цене. То есть на самом деле все это такая дурацкая обманка.

Лаврищев: Я на самом деле, напомню нашим слушателям, что...

Кузичев: Каковы сейчас цены машин объективно?

Лаврищев: Дилеры, так же, как и производители (соответственно, от производителя все зависит) поднимали в течение года цены в несколько раз из-за девальвации рубля. А обратно их никто не опускал, насколько я понимаю. Хотя многие машины были растаможены по старым пошлинам или закуплены по старому курсу. Поэтому у компаний, которые их сейчас продают, есть небольшой люфт в движении по стоимости.

Кузичев: Все ясно, А вы согласны с такой трактовкой, что спецакции являются косвенным показателем того, что машины плохо продаются? И более того, что дилеры ждут плохих продаж и дальше, судя по тому, что они продлевают и продлевают спецакции, обманывая наивных россиян?

Лаврищев: Такое понятие, как спецакция, я, наверно, не стал бы употреблять. На рынке есть предложение машин предыдущего года: достаточно большой объем машин 2008 года продается до сих пор. Один из последних примеров - это автомобиль "Ниссан", который завозится в Россию в сентябре 2009 года, но по ПТС это машина выпуска 2008 года. Таким образом глобальная корпорация перераспределяет свои непроданные объемы, т.е. уже ввезенные в нашу страну автомобили проданы, но те машины, которые не продали в других странах, заводятся сюда, в Россию. Эти машины были произведены в 2008 году, соответственно, до конца 2009 года по многим маркам будут еще распродаваться объемы 2008 года, а в 2010 году появятся скидки на автомобили, выпущенные в 2009 году. Я думаю, что объем производимых автомобилей и спрос уравновесится только в 2010 году. Цены, по которым автомобили предлагаются на рынке, будут соответствовать цене производителя, никаких скидок на автомобили уже не будет.

Кузичев: Потому что уже не будет понятия докризисный ввоз, да?

Лаврищев: Да, там не будет автомобилей прошлого года.

Кузичев: Понятно, понятно.

Ерохин: Существует еще такая штука. В 8 году наблюдался такой эффект – перепроизводство. Было действительно очень много машин, и в других сегментах было то же самое. Было очень много машин, которые не продаются до сих пор. В 9 году многие концерны не только в России, но и на Западе просто останавливали производство либо работали в усеченном режиме, и вот машин 9 года в 10-м году будет гораздо меньше.

Кузичев: Понятно.

Ерохин: Соответственно за счет этого...

Лаврищев: А по поводу цены...

Кузичев: Да, я хотел бы именно про цену.

Лаврищев: А по поводу цены... Все-таки покупка машины – это не спонтанная покупка, это не поход в торговый центр, где ты увидел рубашку со скидкой и купил ее. Большинство покупателей, приобретающих автомобили, планируют эту покупку в течение нескольких месяцев...

Кузичев: Присматриваются, выбирают марку.

Лаврищев: Выбирают марку, конечно.

Кузичев: Представляют себе цену.

Лаврищев: А сама цена на автомобиль известна, поэтому...

Кузичев: Как известна?

Лаврищев: Уровень цены известен. Если машина стоит 500 тысяч, то невозможно поднять цену до миллиона и сказать, что мы теперь продаем машину с 50% скидкой. То есть все равно потребитель, который планирует купить автомобиль, представляет себе цену. И возможность игры с ценой может составлять 10-20%.

Кузичев: Есть психологический момент, что когда человек решает купить машину...

Лаврищев: И то это должно быть какое-то объяснение, почему повышается цена. Что это машина текущего года, что такой-то курс доллара...

Кузичев: Так нет, у нас же сейчас универсальное объяснение – кризис. Теперь все что угодно этим оправдывается. Брат, прости, приходится тебя уволить – кризис. Или наоборот, дружище... Ну, и так далее. Это же универсальная отмазка! Для всех! Для работодателя, для работника, для продавца машин, для покупателя. Кризис, ребята! Но, подождите, тем не менее, есть психологический момент: человеку, твердо решившему купить машину, но понявшему, что средств на покупку теперь недостаточно, сложнее. Все, он решил, и черт с ней, лишней десяткой, которую навернули почему-то автопроизводители. Обидно, конечно, и непонятно, почему, ну, ладно, полтинник там лишний рублей или сотня. И человек на это пойдет и купит. Но тем не менее, понятно, что цены на машины объективно изменились. Вот если мы возьмем вот ту же N условную, которую я предложил в начале программы, какова сейчас цена машин, если за N брать цену на машины 2008 года? Или цена не изменилась, скажите мне?

Ерохин: Тут вопрос, на что смотреть. Если смотреть на машины текущего года, девятого, и, допустим, если это машина японская, то, соответственно, стоимость рассчитана в долларах, и тут уже влияет эффект девальвации. Вот насколько...

Кузичев: А те машины, которые собраны у нас?

Ерохин: На них, соответственно, это меньше сказывается, хотя пошлины на ввоз машинокомплектов на самом деле были сохранены и не были повышены, как на машины, которые ввозятся целиком. Но при этом все равно все машинокомплекты закупаются из расчетов по контрактам в валюте. Здесь тоже эффект девальвации.

Кузичев: Соответственно, тоже будет N+30%, так?

Ерохин: Ну, примерно так.

Кузичев: Примерно так.

Лаврищев: То есть в долларах цена сохранилась, в рублях цена увеличилась.

Кузичев: Ясно. Я еще хочу обратиться к одной фразе Артема. Вы помните, Артем сказал, что когда у людей образуются некие деньги, они пытаются их, если я правильно вас понимаю, не в деньгах хранить, а во что-то вложить. Но не переоцените ли вы машину как актив? Ведь покупая машину... Когда я покупал в салоне, очень обидно было выезжать за ворота, потому что мне этот дилер сдуру сказал, что, выехав за наши ворота, вы потеряете в цене машины что-то типа 20%. Я все пытался зацепиться, отсрочить этот момент выезда за ворота, но все равно выехал. И ба-бах – сразу минус 20%. До свидания.

Лаврищев: Помните, в конце года все ожидали кризиса. Рубль начал стремительное ослабление, и люди хотели как-то от рублей избавиться. Кто-то давно собирался купить машину, присматривался. Плюс к концу года дилеры ввели специальные цены на машины 8-го года... Все равно хотел купить, пойду куплю сейчас, пока она не подорожала.

Кузичев: Понятно. Вы согласны, Дмитрий?

Ерохин: Я думаю, что у людей действительно достаточно большой объем накоплений, и здесь вопрос не в том, чтобы рассматривать автомобиль как объект инвестиций, а в том, что ситуация стала более стабильной и более понятной. Прекратилась девальвация, рубль стал укрепляться, и сейчас те деньги, которые находятся у каждого в накоплениях, в кубышках, выходят на рынок. И здесь вопрос только в том, что именно каждый конкретный человек предпочтет приобрести. Кто-то захочет решить жилищную проблему, а кто-то приобретет автомобиль, для того чтобы на нем ездить.

Кузичев: Понятно. У нас осталось полторы минуты до конца беседы. Вы знаете, я хочу сказать, что впервые за год, а может и больше (и мы это обязательно отпразднуем), мы в программе не разу ни упомянули ВАЗ. Хотя, конечно, это тема очень острая и так далее, но мы сегодня... Если у вас, тем не менее, есть желание об этом поговорить, то минуту я вам могу дать в качестве короткого резюме. Или давайте резюмируем ситуацию с автомобильным кредитованием.

Лаврищев: А про "АвтоВАЗ" на самом деле я говорил, когда сказал, что они упали на 42%.

Кузичев: Да, вы их вскользь упомянули. Но говорить о них мы не говорили.

Лаврищев: Проблемы "АвтоВАЗа"... ну да. Вот господин Шувалов будет в Тольятти решать проблему "АвтоВАЗа". Напомню, что компания хочет 70 млрд рублей на решение своих финансовых проблем.

Кузичев: Да. А я слышал, что на грядущей неделе, 15 числа, в Тольятти собираются организовать массовую акцию протеста работники завода. Я когда услышал это, мучительно думал, с одной стороны, вот подойди к этим ребятам, которые там тысячами собираются на площади, и сказать: ребят, а вам не стыдно выпускать вот эту хрень, которую вы называете автомобилями, и теперь еще протестовать, чтобы вас не увольняли? А потом думаю, а они-то тут причем? Эти люди тут причем?! Если бы это была забастовка конструкторов и дизайнеров, ладно, я понимаю, можно было это все сказать, плюнуть и уйти. Но эти-то люди причем?

Лаврищев: В том-то и дело, что рабочие ни при чём.

Кузичев: Да, и вот эта история и есть самая драматичная касательно "АвтоВАЗа", потому что люди действительно ни при чём. Но в то же время сохранять этого бессмысленного монстра, пожирающего наши с вами деньги, тоже неправильно. Не знаю. Мы коснулись таки "АвтоВАЗа".

Лаврищев: Да, все-таки сделали это.

Кузичев: Все-таки сделали это. Спасибо большое вам, коллеги. Мы продолжаем внимательно следить за ситуацией на российском автомобильном рынке. Сегодня мы делали это с Артемом Лаврищевым, аналитиком инвестиционного банка "КИТ Финанс" и Дмитриев Ерохиным, генеральным директором компании "Центр автомобильного кредитования". Спасибо.

Российские продажи люксовых автомобилей продолжают расти Восстановление российского авторынка не обошло и сегмент дорогих элитных машин, продажи которых растут второй месяц подряд. Впрочем, пока этот основной рост тянут на себе две марки. Аналитики составили рейтинг самой популярной автомобильной роскоши в ноябре.
Lada Vesta вошла в тройку самых популярных автомобилей ноября В октябре вазовская Granta стала второй в рейтинге самых популярных новых легковых автомобилей на российском рынке, оттеснив на третью строчку "Весту". Но в ноябре Vesta за счет выхода универсалов набрала такой темп продаж, что прорвалась на второе место и вот-вот спихнет с вершины лидера в лице Kia Rio.
Названы регионы России с самыми дорогими и дешевыми автомобилями Российские аналитики, изучая динамику цен на новые легковые автомобили, назвали регионы с самыми высокими и низкими средними ценами за 10 месяцев этого года.