© ВГТРК

23 сент 2009 15:24

Автопром 244

Шпионский скандал в автомире: Daewoo против "ТагАз"

Американский автогигант General Motors подал в суд на Таганрогский автозавод. По мнению истцов, новая модель "ТагАЗа" С-100 ("Вега") - это якобы Chevrolet Lacetti. Начался скандал в Корее. Двое бывших сотрудников подразделения General Motors перешли в представительство "ТагАЗа" не с пустыми руками.

Американский автогигант General Motors подал в суд на Таганрогский автозавод. По мнению истцов, новая модель "ТагАЗа" С-100 ("Вега") - это якобы Chevrolet Lacetti. Начался скандал в Корее. Двое бывших сотрудников подразделения General Motors перешли в представительство "ТагАЗа" не с пустыми руками.

Один из директоров корейского представительства Таганрогского автозавода, видимо, не справился со стрессом и повесился в подвале своего дома в Сеуле. Буквально за несколько часов до трагедии его допрашивала корейская полиция по делу о промышленном шпионаже. Владелец марки Daewoo американский автогигант General Motors обратился в суд с иском против "ТагАЗа". Якобы двое бывших сотрудников Daewoo, прежде чем перейти на работу в "ТагАЗ - Корея", незаконно скопировали 6 тысяч файлов, которые якобы легли в основу последней и самой амбициозной премьеры "ТагАЗа".

"Мы направили заявление в суд с просьбой предотвратить нарушение наших прав, интеллектуальной собственности и торговых секретов, - говорит Ким Санг Вон, представитель Daewoo. - Когда следователи прокуратуры закончат следствие по этому делу, мы будем готовить иск о возмещении ущерба против TagAZ Korea".

Это скандал, унесший уже одну жизнь, разгорелся из-за автомобиля С-100 ("Вега"). Эту машину таганрогский производитель, который последние 10 лет собирал лишь лицензионные корейские марки, называл "первым полностью отечественным автомобилем", сошедшим с их конвейера. Корейцы же уверены, что это их Chevrolet Lacetti, чертежи которой и украли корейские перебежчики. В Таганроге недоумевают: работа над "Вегой" шла последние четыре года в России и Корее. Генеральный директор говорит, что готов с рулеткой в руках доказать, что ни о каком воровстве не может быть и речи.

"Абсолютно уникальная модель - и по длине, и по ширине, и по базе. Эта машина не имеет ничего общего с моделями, которые выпускает Daewoo", - утверждает Геннадий Ряднов, гендиректор "ТагАЗ".

Промышленный шпионаж - это серьезное обвинение, почти такое же, как и шпионаж военный. Но в автомобильном мире чаще используют другое понятие - плагиат. Хотя, как говорят эксперты, после китайского автобума эту тему поднимать бессмысленно.

"В принципе, если взять любой автомобиль, то у него все одно и то же - четыре колеса, один руль, аккумулятор, - говорит Игорь Моржаретто, заместитель главного редактора журнала "За рулем". – Доказать, что конкретно "ТагАЗ" дал задание корейцам украсть чертежи, а потом по этим чертежам сделал конкретный автомобиль - очень сложно".

Два бывших инженера Daewoo, ушедшие в корейское отделение "ТагАЗа", арестованы. Истец требует прекратить производство и продажу новинки из Таганрога. По данным российских экспертов, за последние три месяца удалось продать всего 150 автомобилей "Вега".

Участники "алюминиевого скандала" вступились за проштрафившуюся компанию Японская компания Kobe Steel, которая поставляет алюминиевые и медные детали на конвейеры многих автопроизводителей, заявила о несоответствии их реальных характеристик заявленным. Однако, некоторые компании, использовавшие ее металлы, утверждают, что на безопасности это не сказывается.
Компания Tesla построит завод в Китае Компании Tesla удалось достичь предварительной договоренности с китайскими властями и согласовать строительство автосборочного предприятия в Шанхае. Интересно, что, вопреки принятой для китайского автомобильного сектора практике, завод будет полностью принадлежать Tesla.
Северную Корею просят оплатить партию машин Volvo, купленных 43 года назад Более 40 лет назад Северная Корея закупила у Швеции несколько тысяч автомобилей Volvo, однако поставку так и не оплатила - и, похоже, не собирается этого делать до сих пор. Терпение шведов иссякло: с КНДР требуют погасить долг, который за прошедшие годы оброс внушительными процентами.